ЧИСТИЛЬЩИКИ ОБУВИ И ОККУЛЬТНЫЙ РЕНЕССАНС

 

 

 

Предыстория

 

Один американский финансист заработал на падении рынка состояние, умудрившись продать свои активы на самом пике цен, что принесло ему и немалую известность. Отвечая на вопросы о том, как он умудрился так точно поймать максимум цен, он сказал, что ему дал подсказку чистильщик обуви.

 

Но как чистильщик обуви мог что-то подсказать финансисту? Оказалось, наш герой вышел в обеденный перерыв из офиса, подошел к чистильщику обуви почистить ботинки, тот его узнал и задал вопрос – а что, мол, мистер финансист, акции надо покупать, они же так растут?

 

Теперь небольшое отступление – для того, чтобы любой актив рос в цене, нужны покупки. Покупатели, которые своими покупками формируют устойчивый спрос, загоняют цену на новые высоты. Кто покупает первым по наименьшей цене? Очевидно, что самые дальновидные и опытные инвесторы. Потом по мере роста актива подтягивается публика попроще. Последней в тренд входит самая некомпетентная публика, которая долгое время наблюдала рост – прикидывала в уме, сколько можно было заработать – и, наконец, решилась. Всё. На этом тренд заканчивается, потому что купили уже все. Для дальнейшего роста просто не осталось покупателей. Обычно, в последней фазе крупные игроки начинают продавать по максимальной цене, разворачивая тенденцию. И когда наш финансист услышал, что акциями интересуются уже даже чистильщики обуви, для него это стало явным сигналом к продаже…

 

 

Ситуация

 

А теперь давайте через призму этой истории посмотрим на оккультизм. Когда-то оккультизм имел статус всеобъемлющего и целостного знания. Он был достоянием элит мира, которые окружали себя жрецами, священниками, посвященными, магами, экстрасенсами и астрологами. Такое положение дел имело место с незапамятных времен вплоть до начала ХХ века, ознаменовавшегося распадом традиций и небывалым в прежние времена развитием наук.

 

На стыке XIX -ХХ веков оккультизм расцвел на руинах традиции, павшей в схватке с модерном. В России на Николая II имели выход от Г. Распутина до Папюса, а в Англии весь цвет викторианской интеллигенции собрался в Ордене Золотой Зари и т.д.

 

Сегодня мы наблюдаем ситуацию, когда любой чистильщик обуви способен вдоволь пресытиться тайным знанием со всех континентов и за все времена. В геометрической прогрессии происходит увеличение числа оккультных компиляторов, переводчиков, интерпретаторов и графоманов. Скучающие домохозяйки в порядке вещей интересуются экстрасенсорикой, таро, астрологией и даже каббалой. Напечатано уже столько литературы по теме, что ее объем становится несоразмерным жизненным возможностям.

В тренд вошла самая некомпетентная публика.

 

Оккультизмом больше не интересуются элиты мира, как это было на протяжении весьма длительного промежутка истории. В качестве источника мудрости он стал практически полностью несостоятельным. То, что было важно в концептуальном плане, в течение ХХ века перешло в философию, в естествознание и в науки о человеке; прикладные вещи растворились в психотерапии, в медицине, в консалтинге, в социальном инжиниринге и пр.

 

То, что осталось, ушло в маргинальные пласты культуры, где оккультизм как неупокоенная душа до сих пор пытается кого-то беспокоить. Пока есть наивные и ограниченные люди, жаждущие могущества и чуда, это отчасти получается, но шансов на оккультный ренессанс нет, потому что низы не могут, а верхи не хотят.

 

Что-то продвинутое и принципиально новое в оккультном плане практически нигде и никем в мире не создается. Массы не интересуются серьезными исследованиями из-за отсутствия необходимого уровня подготовки, а специалисты не имеют достаточной мотивации, общей методологии и направленности, чтобы двигаться куда-то дальше чисто авторских конструктов.

 

На основательном внутреннем уровне оккультная сфера практически не развивается, что позволяет констатировать смерть оккультизма как проекта. Внутри ядра больше не происходит синтез – там нет энергии. Разумеется, умирание в информационную эпоху может быть бесконечно длительным.

 

Что делать в такой ситуации?

 

Надо учитывать, что претензия на серьезность безвозвратно утрачена.
С тем, что осталось, можно только играть. Например, притвориться человеком, уставшим от истины, и наслаждаться захватывающей привлекательностью ложных концепций. Глупость завораживает. Даже если она сталкивается с постоянными неудачами, ее спасает Вера. Иногда к этой Вере присоединяется госпожа Подмена, которая легко превратит тяжелый свинец реальности в ослепительное золото фантазии. Иногда Подмена берет с собой Интрепретацию, и уж тогда шабаш в самом разгаре – и эликсир бессмертия покажется в капельке спермы, и философский камень станет коллективным бессознательным.

 

Несмотря на фантастическую мистериальность этого удивительного действа, чистильщик обуви навсегда останется чистильщиком обуви. Ну а подлинная мистерия разворачивается лишь там, где за ширмами глупости сохраняется бдительный взгляд на реальность.

 

Ф. Мирбах