МЕТАФИЗИКА АБСТРАКЦИИ

 

 

Абстракция есть отвлечение от несущественного в процессе познания. Она исходит из того, что тот или иной феномен уже познан настолько, что в нем можно разделить главное и второстепенное. Когда мы имеем дело со сложной реальностью, уверенность в таком предпосылочном знании вполне может оказаться авантюрой.

 

Человек обнадеживает себя уверенностью в том, что его представление о реальности и сама реальность образуют тождество. Исходя из такого допущения, он думает, что он в состоянии что-либо планировать и реально осуществлять. На практике такая установка часто подводит к пропасти, в которую обрушиваются личные иллюзии и амбиции.

 

Абстракция способна вуалировать сложность бытия. Если снять эту вуаль по-настоящему, накатывает ступор от фундаментальной случайности, драматической необратимости и бесконечной неопределености сущего.

 

Подобный метафизический опыт случается весьма редко, поскольку он травматичен для психики, которая склонна прибегать к защитным механизмам. Если он происходит, то вместо стремления к абстрактному вуалированию сложности бытия наступает интерес к предельной конкретности и уникальности каждого случая.

 

В этой развертке абстракция – это уже не отвлечение, которое заменяет подлинную реальность, но глубокое видение реальности во всей доступной сложности, схожести и различности. Такое видение более основательно, поскольку устремлено к экзистенциальному корню.

 

Данная специфика обнажает метафизическую развилку, в которой абстракция распадается на два модуса, одним из которых становится иллюзорное отвлечение от реальности, а другим – глубокое погружение в реальность, сопровождаемое стремлением к когнитивному синтезу.

 

На метафизической развилке абстракция являет себя как парадокс – она оказывается и способом сокрытия пропасти между воображаемым и реальным, и способом ее открытия. Далее абстракция распадается на два предельно различных феномена.

 

Переход от отвлечения к погружению ведет к инверсии, от которой уверенность становится страхом. Этот страх обусловлен предчувствием того, что в реальности у нас может не оказаться действенных способов для реализации тех или иных устремлений.

 

Преодолеть этот страх возможно через трансценденцию. Выход за пределы себя вызывает экзистенциальное потрясение, в котором сознание устремляется искать операциональное соответствие между воображаемым и реальным. Такое знание может выражаться абстрактно, но сущностно оно имеет очень мало общего с иллюзорными конструктами, которыми склонно оперировать отвлеченное сознание.

 

Отвлеченное сознание даже способно воображать, что оно вполне адекватно знает реальность – имеет право судить, критиковать и наставлять. Ему могут казаться очевидными даже малопонятные и сложнопредсказуемые процессы. При этом его всегда выдает неспособность к эффективному действию, которое замещается уверенными речевыми актами, бесконечно далекими от жизнеспособной практики.

 

Изложенное подводит нас к пониманию того, что абстракция качественно разнится в себе самой. Её основания простираются от безграничных фантазий до экзистенциальных глубин, между которыми – пропасть. Будьте осторожны!

 

E.R.

Иллюстрация - В. Кандинский, "Композиция VIII", 1923