О ПРАКТИКЕ ВОПРОШАНИЯ

 

uDyV9I bvxU

Основополагающей практикой метафизики является вопрошание, которое обеспечивает диалог подлинного субъекта и бытия. Исходная ситуация такого диалога – обнаружение себя в экзистенциальном континууме, о котором не известно ничего.

 

Достигнуть этого состояния весьма непросто, поскольку неизвестность сокрыта культурой. Она вводит в бытие, которое ограничивается ее собственными значениями. Культура заключает человека в кокон из мириад ответов, в котором он переживает иллюзию комфорта и ясности.

  

На определенном этапе ему все кажется понятным – находится достаточно слов и не возникает никаких серьезных вопросов. Внутренний поиск заменяется воспроизведением заданных сценариев, а способность смотреть за пределы и различать становится рудиментарной.

 

Культура оставляет человека без собственного горизонта – она лишает его экзистенции. Он обычно соглашается с такой участью, поскольку не осознает, что утрачивает подлинную субъектность. Возможный выход из данного положения – постановка собственных вопросов. Вопрошание начинается во тьме бытия. Вопрошая тьму, субъект обнаруживает себя и отправляется на поиски света, стремясь проложить путь от истока до цели сущего.

 

Этот путь лежит через неопределенность, в которой его подстерегает множество опасностей. Всегда есть риск ошибиться и получить урон, поэтому любой настоящий вопрос вызывает тревогу и обостряет чутье до предела.

 

Вопрошание имеет разные формы – возмущение, просьба, обращение, требование. Так или иначе, но это умышленная попытка вызова реакции бытия. Судя по тому, как оно откликается, субъект решает, куда и как двигаться дальше.

 

Это требует бдительности и решимости, поскольку любое некритичное принятие ответа способно оказаться западней. Критическое отношение также не избавляет от ошибок – без должного предвидения оно часто бывает несостоятельно.

 

Как следствие, постановка собственных вопросов – практика, требующая сугубо индивидуальных решений. Она погружает в одиночество, но в нем всегда возможно зондировать конкретность ситуации, что позволяет выискивать оптимальность в неопределенности. Даже если ее поиски приведут к ошибкам, они будут собственными и скорее всего поучительными, что по-своему утешает.

 

Вопрошание подлинного субъекта не является бегством в абстракции, оно отражает его реальные и конкретные потребности – пока он ищет, он живет. Это означает, что важен сам процесс поиска – ответ несет признаки сущего лишь в последнюю очередь, вне которой он далеко не всегда интересен.

 

Вопрос иногда более самоценен, нежели ответ на него. Между вопросом и ответом пролегает экзистенциальная интрига, переживание которой доставляет радость. В этой интриге заключено предчувствие, ожидание, вспышка и гибель смысла. Ради нее можно искать то, не зная что – эта интенция намного глубже движения к предсказуемому и полагаемому результату.

 

Настоящий ответ не закрывает вопрос, но дополняет его и вводит вопрошающего в новый модус экзистенции, в котором ему предстоит освоиться. В случае особой удачи ответ – это повод для постановки еще более существенных вопросов. Бывает так, что вопрошание кульминирует не в ответе, а в разрешении вопроса – он переживается, распадается и утрачивает актуальность.

 

В какой-то мере вопрошание есть катарсис, обнажающий модусы подлинности. Вопрошание очищает нутро от вопросов, которые по природе своей подлежат закрытию, и подводит к вопросам, через которые субъект прорастает, раскрывается и становится более сложным.

 

В своей возвышенной форме вопрошание обращено к самому себе. Самость раскрывается как экзистенциальный континуум, в котором внутренний мир расщепляется до состояния хаоса. На этом уровне вопрошание перестает быть стремлением фрагментов темной материи к свету. Это уже инспирированный хаосом свет космогонии, рисующий узоры на ткани бытия.

 

Самая сложная проблема – это обнаружить настоящий вопрос, способный захватить целиком. Без него невозможно ни прятаться от скуки, ни отправляться в поисках ясности. Многие хотели бы пройти от начала сущего до его цели, но они не в состоянии поставить нужный вопрос.

 

Есть практика, специально предназначенная для того, чтобы такой вопрос был найден. К сожалению, она достаточно очевидна и не будет работать у тех, кому она достанется без интриги и определенных усилий, поэтому вопрошайте сами - настоящий ответ придет в последнюю очередь...

 

E.R.