ПОДЛИННОСТЬ АГЕНТА И СУБЪЕКТА

 

 

Человек репрезентирует не только себя, но и работу вида. В его психике просматриваются два ключевых паттерна, один из которых связан с выживанием индивида, а другой – вида. Из этих паттернов проистекает два типа концепций, одна из которых свидетельствует о приоритете частного, другая – общего.

 

Первая концепция опирается на сознательное начало, которое обусловлено конкретной жизненной ситуацией с присущими ей подробностями и деталями. В ее рамках человек оказывается ограничен, уязвим, самоценен, уникален и конечен. Высшая форма реализации данной концепции – подлинный субъект. Его можно охарактеризовать как личность, способную к трансгрессии в принципиально новые модусы бытия. Это подразумевает наличие ряда специфических качеств, таких как автономность, инициативность, оперативность, самостоятельность, основательность, ответственность и решительность.

 

Вторая концепция опирается на бессознательное начало, которое обусловлено действием видовых программ. На фоне жизни вида отдельный человек и его судьба не имеют особого значения. Вид не ограничен во времени и не знает смерти. Высшая форма реализации данной концепции – подлинный агент. Его можно охарактеризовать как индивида, способного выступать представителем чего-то большего, нежели он сам. Это подразумевает наличие ряда специфических качеств, таких как проводимость, исполнительность, активность, субординация, обязательность, надежность и самоотверженность.

 

Подлинный субъект действует от собственного имени и несет единоличную ответственность за свои поступки. Подлинный агент действует от имени большего, с которым он свою ответственность разделяет. Подлинный субъект заворожен собственной самоценностью, поэтому ему свойственно метафизическое одиночество. Подлинный агент аннигилирует личную значимость через сопричастность большему, поэтому он не знает тоски и печали. Подлинный субъект может рассчитывать лишь на собственные силы и удачу, подлинный агент – на покровительство потока.

 

Диалектика агента и субъекта многогранна и сложна. Эти два типа могут быть не только антагонистичны – они способны проявлять признаки друг друга в разных ситуациях, а также образовывать тождество. Их принципиальное различение раскрывается посредством метафизической развилки – конфигурации, в которой выбор между ними неизбежен.

 

На метафизической развилке агент связывает себя обязательствами, разрыв которых идентичен гибели. Благодаря этим обязательствам он преодолевает искушения, делающие его доступным и уязвимым на пути к цели. Этой целью для агента является действие в интересах большего. Чтобы действовать безупречно и зайти как можно дальше, необходимо выполнять обязательства. Эта практика предполагает слепое служение своему, враждебность чужому, а также особую бдительность, поскольку в различных средах даже самые устойчивые представления способны искажаться и выворачиваться наизнанку, что ведет к распаду связей.

 

На метафизической развилке субъект понимает собственный интерес к бытию, без реализации которого его жизнь лишена смысла. Он чувствует долг перед самим собой и становится одержим своей целью. Эта одержимость позволяет ему устоять перед искушениями на пути. Если гибель агента естественно растворяет его в том, чему он служит, утрата смысла для субъекта противоестественна, бессмысленна, абсолютна и упирается в ничто. Субъекта всегда сопровождает угроза небытия, которая определяет, насколько далеко он может зайти. Его продвижение предполагает особую деликатность и направленность , поскольку в различных средах цель способна меняться, что приводит к потере курса.

 

Агент и субъект образуют две принципиально различные модальности подлинности. У агента – это подлинность самоотверженного служения, у субъекта – подлинность автономного действия. Наложенные друг на друга, они рано или поздно создают конфликт мотивов, уводящий в безумие. Чтобы его разрешить, необходимо подойти к метафизической развилке и настоятельно вопрошать, куда идти. В какой-то момент иллюзии обрушатся и прояснится внутреннее стремление.

 

E.R.

Иллюстрация - Sr. Loki