ПРИНЯТИЕ РЕШЕНИЯ КАК ОПЫТ ПОДЛИННОСТИ И СМЕРТИ

 

 

Если индивид в полной мере испытывает желание, ему предстоит принять решение, или сделать выбор. Решение – это мост между желанием и действием. Принять решение означает взять внутренние обязательства по отношению к ходу действия. Если не следует никакого действия, нет никакого настоящего решения, а есть флирт с решением, своего рода неудавшееся решение.

 

Решения часто оказываются недоношенными. Люди планируют, медлят и намереваются, но не решают. Что происходит в промежутке между намерением и обязывающей решимостью действовать?

 

Со всеми трудными решениями связано что-то чрезвычайно болезненное. Решения бывают трудны по многим причинам, некоторые из них ясны, некоторые не осознаются, а некоторые достигают глубочайших корней бытия.

 

Болезненность в принятии решений вызывает исключающий эффект альтернатив. Проблема в в том, что время – это постоянное исключение, и жить в реальности означает исключать. Вещи уходят, исключаемые альтернативами. Исключающий эффект альтернатив – одна из фундаментальных причин, по которой решения трудны.

 

Для любого "да" должно быть "нет". Выбрать что-то одно всегда означает отбросить что-то другое. Решения болезненны, потому что они означают ограничение возможностей, и чем больше это ограничение, тем ближе человек подходит к смерти. Хайдеггер так и определил смерть: "невозможность дальнейшей возможности".

 

Реальность поставленной границы это подрыв одного из наших главных способов совладания с экзистенциальной тревогой – иллюзии исключительности, уверяющей нас в том, что хотя другие могут быть подвержены ограничениям, мы – свободные, особенные и неподвластные естественному закону.

 

Конечно, мы можем избегать осознания отказа, избегая осознания своих решений. Сидящий "на перекрестках, не выбирая ни одной дороги, потому что не может выбрать обе" – замечательно точный образ человека, неспособного отказаться от возможности. Люди страдают от паралича воли не только потому, что не могут сказать "да", но и потому, что не могут сказать "нет". На бессознательном уровне они отказываются принимать экзистенциальные последствия отречения. Как следствие, решение превращается в пограничный опыт.

 

Полностью осознавать свою экзистенциальную ситуацию означает осознавать свое самосотворение. Осознавать факт самоконституирования, отсутствия абсолютных внешних точек отсчета, произвольного присвоения смысла миру нами самими – значит осознавать отсутствие почвы под собой.

 

Принятие решения погружает нас в это осознание, если мы не сопротивляемся. Решение, особенно необратимое, – это пограничная ситуация, так же как осознание "моей смерти". И то, и другое действует как катализатор процесса сдвига позиции от повседневной к "онтологической", то есть к такому модусу бытия, в котором мы помним о бытии. Хотя такой катализатор и такой сдвиг в конечном счете благотворны и являются предпосылками подлинного существования, они также могут вызывать тревогу. Если мы не подготовлены, то находим способы вытеснения решения, точно так же, как вытеснения смерти.

 

Принятие фундаментального решения также сталкивает каждого из нас с экзистенциальной изоляцией. Решение – акт, совершенный в одиночестве, и это наш собственный акт; никто не может решать за нас. Поэтому для многих людей принятие решения очень мучительно, и они пытаются избежать его, заставляя или убеждая других принять решение вместо них.

 

Решение неизбежно и вездесуще. Человек не может не решать. Как бы каждому из нас ни хотелось иного, решения неизбежны. Если человек полностью принимает тот факт, что решения сопровождают его на каждом жизненном шаге, значит, он подлинно переживает свою экзистенциальную ситуацию.

 

Подготовлено на основе И. Ялом "Экзистенциальная психотерапия"